Родители и дети
  • Как научить ребенка адекватно относиться к боли

  • Важно проживать боль вместе со своим ребёнком, независимо от того, сколько ему лет — год или уже 20. Эти моменты могут стать самыми дорогими, памятными для обоих.
  • Главная » Общество
  • 19 января 2021 г. 0:00
  • Короткая ссылка: cs9F5

Мама, больно!

Совсем маленький ребёнок, едва научившийся ходить и не имеющий системных хронических заболеваний, конечно, имеет представление о боли. Появляться на свет — тяжёлое испытание, но малыш не знает, что боль — это страшно и плохо. Однако он быстро узнает об этом, если ему достались гиперопекающие родители.

Выглядит это так: ребёнок внезапно падает или ударяется обо что-то — и быстро ищет глазами взрослого. Он понимает: с ним произошло что-то новое, необычное, но как реагировать? Учёные, проводившие исследования, утверждают, что малыши обучаются реакциям, просто копируя родителей и других членов семьи. В дальнейшем дети используют этот опыт, чтобы реагировать на все ситуации в подобном контексте.

Что происходит?

Если взрослый бросается к упавшему ребёнку со всех ног и начинает причитать (“Ах, бедненький, несчастненький!”) — малыш соображает: ага, взрослый испугался, значит, падать страшно, и начинает громко плакать.

Если взрослый принимается ругать ребёнка за то, что тот упал, ребёнок делает вывод: ошибаться плохо; когда мне больно — это плохо. И тогда он будет стараться скрывать свою боль, делать её незаметной даже для себя самого. В некоторых случаях это может привести к психологической травме.

Если взрослый остаётся спокойным и рассудительным, объясняет, что произошло (“Ты слишком быстро бежал, поэтому упал. Посмотри, у тебя ссадина, крови нет, мы можем помазать зелёнкой, и всё заживет”.), ребёнок вскакивает и как ни в чём не бывало бежит по своим делам.

Матрица памяти, где отпечатывается стереотип реагирования и поведения, сохраняется на всю жизнь. Так формируется наше первичное отношение к боли. Оно может измениться, когда ребёнок входит в более широкий социальный круг: идёт в детский сад, или у него появляется компания во дворе, или когда он испытывает серьёзные физические недомогания. Но это уже будет вторичная реакция, наслоённая на ту, что сформировалась в раннем возрасте.

Как измерить количество выносимой боли? Никак. Не существует измерительного прибора. Укусы комаров и разбитые коленки, разумеется, сильно отличаются от проломленной головы, но дело совсем не в количестве и качестве боли. Дело в том, что боль вообще есть. Любая боль вызывает дискомфорт и дестабилизирует эмоциональное состояние.

Ребятишки, с ранних лет болеющие сахарным диабетом, привыкают легко относиться к забору крови. При этом их мамы признаются, что для них эта процедура, повторяющаяся изо дня в день по 10 и более раз, остается болезненной. Можно предположить, что стоит за этим материнским переживанием: ощущение себя такой матерью, которая не может защитить, избавить своего ребёнка от болезни. А, может быть, подавленная, невыраженная злость на обстоятельства, в которых приходится жить. Да, иногда мама бессильна помочь своему ребёнку, окончательно вылечить его. Но это не значит, что она — плохая мама!

Или другой случай: у ребёночка врожденное заболевание или случилась бытовая травма. Мама делает вывод: не усмотрела, не справилась — виновата. Вывод этот возникает автоматически, как бы сам собой, помимо воли. Но попробуйте посмотреть под другим углом. Всё, это уже произошло. Ничего нельзя изменить. Давайте искать хорошее, что в вашей совместной жизни с ребёночком есть. Если переживание ситуации, прокручивание в голове, становится навязчивым, обратитесь к психологу. Жизнь-то продолжается. Спокойная, довольная мама гораздо нужнее ребёнку, чем страдающая, изматывающая себя чувством вины.

Эксперты советуют родителям вырабатывать определённые стратегии поведения, чтобы помочь своим детям наиболее эффективно справляться с болью.

И в первый момент, и в дальнейшем избегайте вопросов “Не страшно?”, “Не больно?” Тем более утверждений. Спрашивайте: “Как ты?”, “Что ты чувствуешь?”, “Какие ощущения?”, “Чего ты хочешь?” Малыши, знающие мало слов, могут ответить невнятно, они покажут телом и интонацией голоса. Наблюдайте внимательно.

Бессмысленно и даже вредно бить неугодный стол, имеющий угол, об который стукнулся ребёнок, наказывая его: “Плохой стол, поранил нашего Алёшечку”, или делать крайней собаку, укусившую ребёнка. Это не угол стола повредил вашего наследника. Это наследник был неопытен в обращении с незнакомым предметом. И никто в этом не виноват — ни угол, ни ребёнок, ни вы. Просто мир познаётся на своих ошибках и своём опыте. Объясните всё это ребёнку спокойно, доброжелательно. Если у него истерика, то дождитесь, пока закончится, и поговорите. Завершайте разговор выводом: “Теперь ты знаешь, что пол жёсткий (лестница крутая, коты царапаются). Будь внимательнее”. Дайте ребёнку понять, что многое зависит от него.

Говорите с ним о том, что происходит, как больно, где. Плачьте. Боль, выплаканная в объятиях мамы, проговорённая с папой, обсуждённая с другом, становится легче, отпускает, уходит. Проговаривая ситуацию, мы полностью её проживаем. Можно вместе с ребёнком нарисовать боль или вылепить из пластилина, чтобы ребёнок почувствовал свой контроль над ней.

Если у вас мальчик — все равно нужно плакать. Да-да, мальчики и мужчины имеют право на слёзы. Плакать также естественно, как смеяться. Особым отношением к мальчику, выражающимся в послании “ты чего разнылся, как девчонка”, можно нанести серьёзный ущерб его психике. Верно, что в социуме принято скрывать боль, считается, что демонстрировать свои переживания неприлично. Но для вас лично что важнее: чтобы ваш ребёнок был удобен для общества или эмоционально здоров?

Если после травматичной ситуации ребёнок подозрительно спокоен, лучше обратиться к психологу для выяснения, нет ли у него шока. Посттравматический синдром выражается в отрицании случившегося и, соответственно, игнорировании болевых ощущений. Здесь нужна особая работа по переживанию, которую лучше доверить специалисту.

Что делать, если ребёнок использует боль в качестве манипуляции? Например, говорит, что у него болит горло, живот, нога, и пропускает занятия в детском саду или школе. Этот приём часто используют подростки, попавшие в сложные отношения. Если у вас нет неопровержимых доказательств того, что боль вымышленная (а как их можно получить?), то лучше быть на стороне ребёнка. Не отрицать боль, не уличать его в обмане, не обрушиваться на него с разоблачениями. Выясняйте причину, разбирайте ситуацию. Позвоните учителю, родителям одноклассников. Не торопитесь. Ваша задача — сохранить доверие своего ребёнка и помочь ему преодолеть сложности в отношениях и переживаниях. Снизится напряжение, изменятся его чувства, боль пройдёт.

Есть в нас, людях, особенная боль, от которой не придумали пока никаких лекарств. Время от времени она мучает каждого из нас. Ребёнка, впервые столкнувшегося с этой болью, его состояние может привести в сильное замешательство. Особенно в тех семьях, где не принято проявлять чувства. Эта особенная боль, вызванная переживаниями, эмоциями, унижением, отвержением. Никто не видел душу, но душа может болеть.

Подавленный, апатичный или наоборот перевозбуждённый ребёнок нуждается в особенно бережном отношении к себе. Поизучайте немного его поведение, поговорите с ним откровенно, в чём причина. Разумеется, он и сам может не осознавать, что с ним происходит. Тревожными симптомами являются боли в сердце, желудке, голове, удушье, кашель, бессонница.

Только не паникуйте. Пройдите с ним медицинское обследование. Терапевт или кардиолог, например, скажут, что он совершенно здоров. Значит, стоит обратиться к психотерапевту. Будьте откровенны со своим сыном или дочерью. Не прибегайте к обману. Делитесь с ними информацией в той форме, которую они могут воспринимать в соответствии со своим возрастом и развитием.

В том, что у ребёнка развилась нервная болезнь или возникла психосоматика, нет ничего стыдного. Это, скорее, нормальная реакция здорового организма на чувства, которые не удаётся опознать и пережить.

Важно, чтобы ребёнок не оставался один на один со своими душевными ранами. Но знайте меру. Не навязывайте своё участие. Ваш собственный опыт переживания сложных эмоциональных ситуаций для него может оказаться бесполезным. Вы всё-таки, хоть и родные, но разные люди.

Если он отказывается обсуждать с вами, относитесь с уважением, это его право. Возможно, действительно, ему лучше подойдёт посторонний специалист. Особенно аккуратным следует быть, если у вас трёхлетка или подросток. Это кризисный возраст, и это пройдёт.

Всё проходит. Остаётся лишь опыт того, как относиться к своей и чужой боли. А этому вы можете своим примером научить.