Гадалка
  • Знахарь медицинских наук

  • Не станем врать, вот в этой истории, которая изложена ниже от лица потерпевшего, имеются некоторые искажения действительности. Я ему сам не очень-то поверил.
  • Главная » Здоровье
  • 28 декабря 2021 г. 17:25
  • Короткая ссылка: aznib

Не станем врать, вот в этой истории, которая изложена ниже от лица потерпевшего, имеются некоторые искажения действительности. Я ему сам не очень-то поверил. Он мне божился, что две на троих и сырок, когда на самом деле было три на двоих без сырка. Но надо это списать на болезненное состояние субъекта и его горе от множественных финансовых потерь. Пятьсот рублей за пучок сена – это кого хочешь с ног свалит. Однако в целом… Тут вот ведь какая штука. Мы, когда стали возвращаться к истокам, ну, как будто у нас революции не было, в том числе и медицину исторически переосмыслили. К корням вернулись, к самым, ядри их, народным истокам. Чтобы там никаких тебе пилюль и клизм, а все больше специальным словом и нужной травой. И вроде как та медицина стала считаться традиционной, а бывшая традиционная стала разжалованной в консервативную. Иной раз трудно разобраться, особенно если ты больной человек. Но в целом рассказ подлинный. Написан в ночь накануне Ивана Купалы и может вылечить от оленьей копытки и стригущего лишая.

“В больницу как-то пришел. По причине общей усталости организма, а также тревожным признакам по всему телу. Ну, по случаю посещения лечебного учреждения оделся как следует, в зеркало перед уходом посмотрел – сильно страдательный вид или не очень. Прям слеза на глаза навернулась, до того жалкий тип в зеркале проявился.

Ну что, записался к доктору. Сижу, жду, переживаю. Жизнь перед глазами, само собой, проходит. Особенно вчерашний день, со второй половины. Аккурат как мы решили после обеда на работу не возвращаться, а выпить коктейлей на пленере. Ну, то есть пиво с водкой на детской площадке, понимаете, да. Вот там, видимо, меня и подкосило. Инфекция, а то может быть – хроническая какая болезнь. Потому что так аккуратно по всему организму распространилась, ну буквально ни одного свободного места, включая даже те, которым и болеть не положено. Голова, например, и волосы еще.

Пока это я думал о тщете сущего, подходит моя очередь. К терапевту записался. Женщина-врач такая душевная попалась, все понимает. У меня уже был случай, попал к какой-то мегере, а она давай: ах, от вас такой амбре, да вам в специальную медслужбу надо, в вытрезвитель то есть, там таких лечат. В общем, сплошное нарушение клятвы доктора и черствость души.

А вот эта-то женщина, которая сейчас попалась, ну совсем другое дело. Понимающая и чуткая такая. “Все, говорю, гражданочка доктор, помираю”. Она тут же и соглашается: “Как вы правы, голубчик. Сама удивляюсь, как вы до поликлиники-то еще добрались. Я бы вам сразу направление в наш морг выписала, да вот бланки кончились, вы уж подождите тут. Руки знаете как складывать? А то потом, как окоченеете, санитарам сплошная морока, и родственникам неприятно, что их дорогой усопший в гроб не лезет”.

Допустим, руки складывать я не стал, потому как они все равно на месте держаться не хотели. Но духом сильно пал. “Как же так, думаю, мне вроде бы справочку надо завалящую, чтобы начальник отцепился, а меня за эту справочку в гроб затискивают”. При том понимаю, что докторша все-таки не на голом месте свои инсинуации строит, вид-то у меня, знаете, тот еще, да и внутри как-то вовсе уж тоскливо.

Но тут докторша, дай ей бог здоровья и мужа хорошего, лицом будто светлеет. “И как это у меня из головы вылетело. Есть ведь у меня одно чудодейственное средство. Последний ваш шанс. Себе хотела сберечь, но вижу сейчас – очень уж человек вы хороший, не перенесет человечество такую утрату”. Вот до чего попадаются понимающие люди, хоть и среди докторов.

Лезет, значит, эта чудесная женщина в свой медицинский шкафчик, достает оттуда щепотку какой-то травы, быстренько ее заворачивает в целлофановую обертку, а ценничек на клейкой ленте у нее уже приготовлен. “Трава, знаете, прямо сейчас из Тибета, еще не успели расфасовать. Да вы не сомневайтесь, вы с доктором дело имеете. Вот, на ценник взгляните, если сомневаетесь”. Взглянул – и доктора-то спрашиваю: “Может, все-таки найдется одно направление в морг. А человечество, хрен с ним, пусть переживает утрату”. Докторша, однако, осудила мое малодушие. И объяснила, что вот это средство чудесное можно как бы не сразу покупать, частями. Оно потому что в комплекте идет, с такими же чудесными витаминами импортного производства, и кое-какими пищевыми добавками. Вот если пациент вносит хотя бы половину указанного на ценнике за траву, то ему вторую половину можно вообще не отдавать. Ему просто рецепт выпишут, и он с ним быстренько сходит в аптеку, которую укажут, да и выкупит, что сказано. А если же этот без пяти минут труп вздумает травку одну принимать, то вот ему бесплатный совет: челюсть тоже лучше подвязать при жизни.

Ну что, думаю, жалко человечество осиротить. Пошел домой, взял денег, сколько сказано, отдал доктору. Она мне, соответственно, горсть травы. И рецепт. И визитку. Тут узнаю я, что попал к доктору нетрадиционному, то есть она говорит, что как раз традиционному, потому что во всю эту химию, таблетки, шприцы и фонендоскопы не верит ни в какую, а верит только в целительную силу матушки нашей земли. Так, говорю, а что теперь стало с традиционными врачами, которые градусник под мышку ставили и горчичники на спину? “Да где же это вы пропадали-то всю перестройку и гласность? Тех консерваторов мы давно вывели на чистую воду. Вначале тоталитарных психиатров извели, которые ни за что ни про что людей в психушки запихивали. И сразу, знаете, после того, как узилища-то распахнули, так и развилась наша отрасль, то есть традиционная медицина, семимильными шагами”.

“Стоп, говорю, гражданка доктор. А справку вы мне дать можете, в том что я смертельно болен, и потому два дня могу не ходить на работу без ущерба для репутации и зарплаты?”. “А как же, справку мы вам дадим. Если вы приобретете наш чудодейственный бальзам, настоянный на гималайских травах”. Вижу – хана. Так уж, для проформы, спрашиваю, мол – какова целительная сила этого бальзама, в смысле градусов. Ну, хотя бы здесь все хорошо – как и положено, 40 градусов. В общем, набил я полные карманы сена, взял эту бутылку водки с микстурой от кашля, и почти уже до выхода добрался, как вдруг докторша-то как прыгнет. Я еще подумать успел: а может, не такая она уж и карательная была, та, советская психиатрия? Однако же обошлось. Она мне бесплатный совет дала. “А вообще, шарлатанство это, косность и консерватизм. Я вам как родному скажу – только уринотерапия спасет человечество”. “Это что ли моча?”. “Урина, пациент, урина. И учтите, традиционная наука пошла еще дальше…”

Тут понял я, что лучше перестану пить коктейль на пленере, но с традиционной медициной так далеко не пойду. Если честно, я и до урины-то не доберусь никогда в жизни. Стыдно сказать, нашел старушку одну, колдунью. У нее термометр имелся и фонендоскоп. Признала она у меня похмелье, дала таблетку цитрамона от головы да и выпроводила вон”.

Михаил Рощенко