Реставрация
  • Работу красноярских антикваров оценили в столичном Белом доме

  • Любителям антикварной мебели нынче приходится тяжко. Это раньше на помойку старые шкафы да комоды выбрасывали, а сегодня такое — большая редкость. Кончились в загашниках красноярцев дедушкины столы и бабушкины кровати. Антикварам за раритетами приходится ездить в Москву и Санкт-Петербург. Но доводится до первоначального вида вся эта мебель здесь, в мастерских Сибири.
  • Главная » Общество
  • 30 сентября 2020 г. 10:50
  • Короткая ссылка: Ol4d1

Любителям антикварной мебели нынче приходится тяжко. Это раньше на помойку старые шкафы да комоды выбрасывали, а сегодня такое — большая редкость. Кончились в загашниках красноярцев дедушкины столы и бабушкины кровати. Антикварам за раритетами приходится ездить в Москву и Санкт-Петербург. Но доводится до первоначального вида вся эта мебель здесь, в мастерских Сибири.

Цех по реставрации антикварной мебели Сергея Павловца располагается в очень живописном месте — на берегу Енисея. Все бы ничего, да недавно здесь начали строить коттеджный поселок, дорогу разбили так, что старые комодики и диванчики судорожно вздрагивают, когда их везут на обновление.

В небольшом гараже груды деталей — резные ножки от столов, гнутые спинки венских стульев, дутые дверцы шкафов. Цельных вещей только несколько — комод и шкафчик уже затонированные и покрашенные в модный нынче белый цвет с патиной, да хромой полированный шкафчик конца 19-го века с лаконичной резьбой.

— Сейчас мода на 50-е годы пошлого столетия пошла, — поясняет Сергей Павловец. — Вот комод тех времен уже отреставрирован по заказу хозяина. До этого он совсем не так выглядел. Конечно, большой ценности эта мебель не имеет, но людям нравится.

А вот невзрачный полированный шкафчик — вещь, имеющая вес в глазах антикваров. Ведь чем старше мебель, тем дороже она ценится.

Реставраторы говорят, что любителей антиквариата в Красноярске хватает — то и дело просят что-то отремонтировать. Хотя кризисные времена прихватили и реставраторов. Почти год перебивались “левыми” работами по перетяжке диванов для бабушек да изготовлением корпусной детской мебели. Но выжили.

— Работа интересная, но неприбыльная, — сетует Сергей Павловец. — Ведь заказчик не знает, каких трудов стоит привести в “товарный” вид антикварную развалюху.

И действительно, это только на первый взгляд обновление мебели — искусство. За этой яркой праздничной картинкой — грязь, неприятные запахи и адский труд. У реставраторов своя технология, и тут без разборки не обходится.

До основания, а затем…

— Сначала необходимо изделие разломать, ободрать и прочистить, — рассказывает мастер. — Грязи — куча, и заразой всякой дышишь. Ну, представьте, диван лет 80 стоял. Мы один такой разобрали, а в нем клопы сушеные и запах — хоть святых выноси. Занозу от старой мебели посадишь — сразу рука распухает.

Каждую деталь антикварной мебели требуется очистить от клея и отшлифовать, говорят реставраторы. После этого изготавливаются недостающие мелочи — где-то ручка вытачивается, где-то просто шпон подклеивается, а где-то резьба восстанавливается. Все делается вручную, осторожно, чтобы не повредить авторской задумке мастеров прошлых веков.

— Я как из армии пришел, стал мебелью заниматься, — рассказывает Сергей Павловец. — У нас тогда кооператив был, мы кухни изготавливали, уголки. Реставрация — совершенно другое. Тут до всего самому доходить приходится. Освоил резьбу по дереву, знаю, как старые пружины на мягкой мебели перетянуть, чтобы функционировали нормально.

Иногда встречаются в практике реставраторов такие закавыки, которые решать приходится не один день и не два. Однажды мастеру заказ поступил из Енисейского музея — два кресла. Месяц с ними работали, не могли сообразить, как спинки кожей перетягиваются.

— На первый взгляд все просто, а как сел делать — за голову схватился, — улыбается Сергей Павловец. — Оказалось, чтобы сеточку сделать, недостаточно пуговками материал пригвоздить. Начинаешь тянуть — кожа уезжает. Полная катастрофа! Оказалось, нужно длину каждой стороны ромба просчитать и заложить в общий размер. Обыкновенная геометрия.

Иногда, говорит мастер, привозят к нему совершенно уникальные вещи. Не так давно, например, реставрировал шикарную купеческую вешалку. Резная вся, в итальянско-китайском стиле сделана. А еще удалось ему в красноярских Черемушках антикварный комод перехватить, который отец семейства во время войны в качестве трофея из Германии привез. Старики померли, а молодежь уже собиралась старичка на свалку выбросить.

— Шикарный комод был, когда разобрали его, только бронзы — целая гора образовалась, — хвалит мебель Сергей Павловец. — На дверках позолоченное литье тончайшего качества. Мы тогда еще удивлялись — комод страшный был, а железо сверкало, как новенькое.

Этот комод — особая гордость красноярских реставраторов и антикваров. В Красноярск давно уже повадились знатоки старинной мебели из столичных городов России, а также из-за рубежа. И в этот раз — только выставили отреставрированный комод с позолотой в салон, тут же прилетел из Москвы знаток и купил его за довольно приличную цену. Сейчас, говорят, комод, чуть не выброшенный на свалку, красуется в столичном Белом доме.