НАЧАЛЬНИК КАМЧАТКИ
  • Начальник Камчатки

  • 225 лет назад, 17 июля 1785 года, беглый камчатский арестант Морис Беневский провозгласил себя королем Мадагаскара и объявил войну Франции.
  • Главная » Общество
  • 17 июля 2020 г. 4:20
  • Короткая ссылка: K30lc

225 лет назад, 17 июля 1785 года, беглый камчатский арестант Морис Беневский провозгласил себя королем Мадагаскара и объявил войну Франции.

О его приключениях написаны исторические романы и даже несколько опер. Он признан национальным героем Словакии, Венгрии и Польши, в его честь выходили почтовые марки и юбилейные монеты, его имением названы одна из главных улиц и площадь мадагаскарской столицы — Антананариву. Пират и участник Войны за независимость США, генерал армий нескольких стран и основатель африканских городов; русский просветитель, основавший первую школу для детей аборигенов Камчатки, и вождь малагасийских племен; выдающийся шахматист, оставивший в наследство “мат Бениовского” и друг Бенджамина Франклина; уголовный убийца и кавалер ордена Белого орла; австрийский граф и польский революционер; знаменитый мореплаватель и брачный аферист; исследователь Сибири и военный герой Франции. Вся эта бурная биография уложилась в недолгую 40-летнюю жизнь Маурицы Аугуста Беневского, или графа де Бенева, как он подписывался сам.

В нашей стране на протяжении почти ста лет его имя было запрещено произносить. После камчатского восстания 1771 года, которое возглавлял Беневский, царское правительство засекретило все материалы о бунте. Сенат постановил “обобрать всю черновую и беловую переписку о Беневском, а жителям Камчатки объявить, чтобы об этом деле никто не смел писать в своих письмах”. И в этом был свой резон, потому что Беневскому удалось организовать не только восстание, но и удачный массовый побег за границу — первый и единственный случай в многовековой истории каторги и ссылки России. И что еще более важно — это было первое выступление с революционной программой.

За несколько лет до Емельяна Пугачева Беневский мастерски использовал распространенное в России мнение о нелегитимности Екатерины II. Самозванец Пугачев представлялся императором Петром, а Беневский — эмиссаром царевича Павла, насильственно лишенного своей матерью прав на российский престол. Он пришел к камчатским зверопромышленникам и купцам с искусно изготовленной им самим царской грамотой в зеленом бархатном конверте. Рассказал душещипательную историю о том, что попал на Камчатку вовсе не из-за войны в Польше, а потому что царевич Павел отправил его к римскому императору просить руки его дочери. Беневский обещал промышленникам после воцарения Павла полную поддержку, реформы, которые сейчас назвали бы буржуазными, свободу промыслов, судохождения и торговли. И зверобои ему поверили. После успеха восстания они выпустили манифест о свободах. В этом смысле Беневского можно считать первым русским революционером, появившимся еще до Радищева и декабристов. У него на самом деле были какие-то представления об общественном устройстве в духе утопий Томаса Мора и Т. Кампанеллы. Во всяком случае, в Африке ученик Беневского и его преемник на королевском престоле Мадагаскара Андрианампуйнимерина попытался реализовать идеи учителя, создавая трудовые общины.

Написанный Беневским пространный многостраничный политический манифест выглядит по своим оценкам радикальнее манифестов декабристов. Он злободневен и сегодня: “А в России начальники единое только имеют право, делать людям несчастие... непорядочные законы, а самовластие... Народ российский терпит единое тиранство. Вот причины рабства, кто богатый имеет случай угнетать бедных людей, ежели он и мало знает законов, то судья ему за деньги помогает... А каждый старается только подлым образом от начальника милость и получить чин. А получа оной быть вредом народным… грабя народ и из общественной казны богатства”. Документы были зачитаны публично и подписаны жителями Камчатки — ссыльными дворянами, купцами, зверобоями, моряками и даже аборигенами. Екатерина II, получив эти бумаги, распорядилась хранить пакет в Тайной экспедиции и без ее разрешения никому не распечатывать, о чем соответствующую надпись на пакете сделал генерал-прокурор А. Вяземский. Напуганное правительство навсегда запретило отправлять ссыльных на Камчатку. Позже главным местом царской каторги стал Сахалин, а на Камчатке арестантов не было. Любопытно, что эта практика была продолжена советскими властями: Колыма превратилась в символ ГУЛАГа, а на Камчатке вообще не было лагерей, не считая нескольких “командировочных” пунктов для заключенных.

Сам же Беневский на деньги государственной казны, захваченной в Большерецке (тогдашнем административном центре Камчатки), снарядил корабль “Святой Петр”. Это был небольшой двухмачтовый галиот длиной по килю 17, шириной 6 метров. И на этом суденышке уместилось 96 человек, согласившихся плыть с Беневским в Европу. Ни навигационного оборудования, ни даже нормальной карты у беглецов не было (пользовались книжкой английского моряка, в которой была довольно приблизительная карта). Во время плавания были сделаны весьма ценные географические наблюдения и открытия в неисследованных тогда частях Берингова моря и Тихого океана.

“Святой Петр” стал первым русским кораблем, пришедшим в Китай. Об этом путешествии написаны книги и сняты фильмы, которые, однако, в основном посвящены авантюрной стороне — бунтам на корабле уже против самого Беневского, сражениям с местным населением на Тайване и так далее. Тон этому в свое время задал сам Беневский, опубликовав ставшие весьма популярными мемуары, в которых тесно переплетаются правда и вымысел. Русские участники этой экспедиции, вернувшиеся позднее из Китая, Африки или Франции, давали свои показания, однако они практически до конца XIX века были засекречены. В советское время адмирал флота Советского Союза, знаменитый ученый и морской исследователь, редактор Морского атласа Иван Степанович Исаков, собравший множество материалов о путешествии Беневского, так и не смог их опубликовать.

Существовал какой-то странный запрет на само имя Беневского. Его вычеркивали из списков ссыльных поляков в Сибири, документы Иркутского и Львовского архивов стали доступны только в последние годы. В начале 70-х годов в ГДР специально для съемок совместного венгерско-чехословацкого фильма “Виват, Беневский!” был построен полный аналог знаменитого корабля камчатских ссыльных “Святой Петр”. Это был самый крупный к тому времени проект в истории кинематографа обеих стран. 13 полнометражных серий снимали в Польше, Венгрии, Германии, Чехословакии, Югославии, на Мадагаскаре. И только эпизоды российской жизни командора Беневского снимались в павильонах — СССР категорически отказался участвовать в одном из самых успешных кинематографических проектов своих социалистических союзников. В России, в отличие от Польши, Венгрии, Словакии, США, других стран, нет ни одной книги о Беневском, не считая небольшой работы дореволюционного историка В. И. Штейна “Самозваный император Мадагаскарский”, опубликованной в “Историческом вестнике” за 1908 год.

Достаточно трудно определить достоверность биографии великого авантюриста, однако в его собственном изложении она действительно представляется весьма захватывающей. Он родился в Венгрии в семье словацкого военного и немецкой баронессы. Воспитывался в Вене, а с 14 лет посвятил себя военной службе. Участвовал во всех основных сражениях против Пруссии в Семилетней войне (это вызывает сомнения, поскольку если он родился в 1746 году, как написано в его военном деле Французского Иностранного легиона, то в битве при Лобовице ему было всего 10 лет, а в битве при Праге 11). После смерти отца в конфликте с родственниками за наследство в Венгрии и Литве молодой Маурицио собрал банду гайдамаков (первоначально чтобы выбить вооруженных родственников из поместья в Трансильвании ), а затем — то ли в качестве Дубровского, то ли Котовского — осуществлял робингудовские налеты на богатых, за что был приговорен к тюрьме австрийским судом.

Военные разыскивали его за дезертирство, церковь обвиняла в ереси. Скрываясь от полиции, бежал на Мальту через Амстердам и готовился уплыть на галерах в Индию, но в это время знакомые польские магнаты позвали его в Польшу. Это было время так называемой Барской конфедерации, которая спровоцировала Турцию на войну с Россией и начала на польской и украинской территории антироссийские выступления. Эта страница биографии Беневского изучена достаточно полно. Он стал в конечном итоге генералом армии конфедератов. Дважды попадал в русский плен, был несколько раз ранен. После второго пленения интернирован в Казань. Там, по его свидетельству, начал готовить антиправительственный заговор с целью свержения императрицы Екатерины II. В заговоре якобы участвовали дворяне Казанской, Воронежской, Белгородской, Киевской и Московской губерний, недовольные деспотическою властью. Но заговор был раскрыт, Беневский бежал на север России, откуда хотел нелегально добраться до Голландии. Однако шкипер его обманул, и он попал в Петропавловскую крепость. После расследования был сослан на Камчатку.

Этапом доставлен сначала в Томск, потом в Красноярск. Из нашего города с группой ссыльных был отправлен в Якутск, потом в Охотск, наконец, после годового скитания по Сибири попал на Камчатку. Там вошел в доверие к коменданту Григорию Нилову (которого позже во время бунта убьет), стал обучать его детей математике и иностранным языкам (тогда же открыл школу для маленьких коряков, алеутов и камчадалов). Соблазнил старшую дочь коменданта Афанасию, которая позже бежала с ним в Макао (в Польше у него оставалась законная жена). Он не собирался долго оставаться на полуострове. Обладая природным магнетизмом и даром убеждения, очень скоро завербовал себе множество сторонников не только из числа ссыльных, но и казаков и зверопромышленников. Большерецкий бунт оказался практически бескровным. Убили коменданта да выпороли несколько человек из его окружения. В далекое плавание с Беневским вызвались идти не только ссыльные дворяне, которым терять было нечего, но и местные аборигены, смутно представлявшие где эта Франция находится.

В Японии Беневский надолго испортил российско-японские отношения, рассказав властям о якобы готовящемся большом походе войск Екатерины на Страну восходящего солнца. Это стало одной из причин захвата японцами Курильских островов. Продав в Макао “Святой Петр” с пушниной, командор приобрел более подходящее для путешествия судно и через всю Азию отправился в Париж, по пути завернув на африканский остров Мадагаскар. Добравшись до Парижа, Беневский получил аудиенцию у французского короля Людовика XV, которому изложил свой план колонизации острова. Король поверил и профинансировал экспедицию на Мадагаскар. С Беневским отправились около трех сотен моряков, среди которых были камчатские беженцы. Командор, быстро разобравшись в тонкостях взаимоотношений местных племен, сумел завоевать у них невероятное доверие.

Вскоре в новой столице острова — Луисбурге, построенной переселенцами, местные вожди провозгласили Беневского главным вождем. Но отношения с французской колониальной администрацией на Маврикии и Реюньоне у нового вождя не сложились, он вернулся в Париж. Король присвоил ему звание генерала французской армии и наградил орденом Св. Людовика. Но денег на новую экспедицию не дал. Новый друг Беневского американский посланник Б. Франклин тоже не помог. Разочарованный командор уехал в Лондон, где и написал свои знаменитые мемуары. Но вести размеренную жизнь он не привык. В Европе разгорелась новая война за баварский престол, и он поехал воевать на стороне Австрии. Императрица Мария Тереза не только полностью его амнистировала, но и присвоила титул графа.

Затем вместе со своими однополчанами — ветеранами Польской конфедерации — отправился за океан воевать за независимость США. Мысль о возвращении на Мадагаскар его не покидала, он обращался за помощью к новому другу Джорджу Вашингтону, но американскому правительству было не до острова. В Балтиморе он нашел инвесторов для своего нового мадагаскарского проекта. Снарядил новую экспедицию и, чуть не погибнув у берегов Бразилии во время тропического шторма, который разнес его командорское судно в щепки, вернулся в Африку. И белые поселенцы, в том числе камчадалы, и туземцы встретили его ликованием. Он убедил вождей изгнать с острова французских представителей и провозгласил себя императором Мадагаскара. Началась мадагаскаро-французская война. Прибывшая из Азии французская эскадра штурмом взяла новую столицу Мавританию, основанную поселенцами. С остатками своей маленькой армии — несколькими камчадалами и тридцатью туземцами — Беневский отступил, но был убит случайной пулей. Похоронили его с двумя русскими товарищами. По официальной версии, на этот момент ему не исполнилось еще 40 лет.

Сергей КОМАРИЦЫН, ЦГИК “Текущий момент”