Засаду на неплательщика лучше делать в шесть утра
  • Засаду на неплательщика лучше делать в шесть утра

  • 1 ноября – День судебного пристава
  • Главная » Общество
  • 1 ноября 2019 г. 9:52

Правосудие — система весьма непростая. И сами служители Фемиды признают, что мало вынести справедливое и законное решение. Для того чтобы оно стало действенным, необходимы исполнители. Они же — судебные приставы, специалисты по взиманию долгов.

Работа у судебных приставов не заканчивается с наступлением вечера. Еще бы — одна служба работает более чем на 60 уполномоченных органов. Конечно, в первую голову здесь исполняются решения судов, но в последнее время право выносить собственные постановления получили налоговая инспекция и Пенсионный фонд. Впрочем, не только эти органы заваливают службу своими постановлениями о взыскании долгов и наложении ареста на имущество. Как говорит начальник отдела судебных приставов по Октябрьскому району Красноярска Светлана Лакиенко, львиную долю работы занимает взыскание штрафов ГИБДД. На втором месте госпошлины, налоги и отчисления в Пенсионный фонд, на третьем — алиментные обязательства. На каждом судебном приставе висит до 600 исполнительных производств. Причем документ на вновь поступившее дело должен быть составлен и отправлен сторонам в течение суток. Такие уж правила. Представляете, сколько приходится трудиться специалистам по взиманию долгов!

Впрочем, как отмечает Светлана Лакиенко, работа пристава не ограничивается оформлением бумаг. Скорее, это труд оперативника, который вынужден обходить квартиры должников. В таких рейдах можно столкнуться с чем угодно: к судебным приставам фигуранты дел относятся с негативом, иногда ничем не сдерживаемым.

— Буквально вчера нам пришлось вызвать наряд милиции и доставить в отделение неплательщика алиментов, — рассказывает Светлана Петровна. — Он скрывался от исполнения обязательств, судебные приставы принудительно доставили его в наш отдел. Он хоть и не набрасывался на исполнителей, но проявлял такую агрессию, что мы вынуждены были прибегнуть к помощи милиции.

Прямо скажем, физические нападения на приставов происходят не часто, обычно скрывающиеся должники просто не открывают людям в форме дверь или осыпают бранью. Хотя, в принципе, судебный пристав, что продавец в магазине, за качество “продукта” не отвечает. Он лишь исполнитель решений других органов. И все же, чтобы не случилось неприятности с приставом-исполнителем (а это чаще всего девушки и женщины), в штатном расписании службы существует еще одна строчка — судебный пристав по обеспечению порядка и деятельности судов. Тут уже работают одни мужчины. Именно они сопровождают исполнителей при поквартирном обходе и дежурят в судах.

День у приставов уходит на общение с фигурантами исполнительных производств. Многие ответственные граждане сами приходят в отдел, чтобы погасить задолженность, за другими придется немало побегать. Поквартирный обход не желающих платить начинается в то время, когда служащие других организаций уходят домой отдыхать — в 18 часов. В один из рейдов отправились и мы.

Для показательного “выступления” пристав-исполнитель Виктория Рыхва из отдела по Октябрьскому району Красноярска припасла пять адресов. Хотя, как замечает девушка, за день им приходится обходить до 70 должников. Как успевают? Да очень просто. Работу свою начинают в шесть утра. Именно в это время устраивается засада на самых злостных неплательщиков. Судебный пристав по обеспечению порядка и деятельности судов Андрей Карпов рассказывает, что ему иногда часами приходится сидеть на подоконнике в подъезде, чтобы поймать должника. Расчет прост — хозяин либо собаку утром на прогулку выведет, либо на работу отправится. Тут его и возьмут тепленького.

Дверь в квартире по улице Ладо Кецховели, куда мы прибыли с приставами, упорно никто не открывал. Соседи пояснили: здесь давно пусто. Одно время жилье сдавалось в аренду, а потом и съемщик съехал. Долг за собственником помещения большой — два миллиона рублей. Как взыскивать? Приставы поясняют: придется объявлять должника в розыск. Дело, конечно, затянется.

По следующему адресу дома оказалась только мать должницы. Женщина упорно отказывалась открывать приставам дверь. Говорит, дочка ребенка ей оставила и не появляется. За молодой мамашей числится долг в 10 тысяч, но отдать его она не спешит — скрывается.

— В следующий раз придется делать принудительный привод или вскрывать дверь без согласия хозяев, — констатирует Андрей Карпов.

По закону приставы имеют на это право, потому к ним и обращаются за помощью различные органы, подобных полномочий не имеющие (например, таможня).

Нередко дела, переданные на исполнение судебным приставам, длятся несколько лет. В Октябрьском районе есть производства, начинавшиеся еще в 2003-м или 2005 годах, и в основном они касаются алиментщиков, которые скрываются от правосудия, меняя квартиры. Еще одна реалия — должники, которым нечем платить. Что, например, можно взять с папаши или мамаши, которые бомжуют и нигде не работают? В этом случае — за отсутствием какого-либо имущества у ответчика — исполнительное производство закрывается. Но это не значит, что его нельзя открыть. Так частенько и происходит — по истечении трех лет взыскатель вновь заявляет свои требования.

И все же чаще всего должники — люди небедные. Как рассказывает Светлана Лакиенко, недавно ей пришлось навещать человека, проживающего в собственном коттедже под охраной и раскатывающего на “Лексусе”. Он не желал гасить долг в 300 тысяч. К такому же “бедняге” во время рейда отправились и мы. Житель элитного дома, хозяин фирмы, имеющий в активе дорогой автомобиль, задолжал четыре миллиона рублей. Несколько лет судился, не желая возвращать долг. Но банк настоял на своем. Теперь судебные приставы выхаживают эти деньги, а бизнесмен скрывается.

Рейд по квартирам должников мы закончили в восемь вечера. Ребята-исполнители с удовлетворением вздохнули: “Рано”. Обычно трудиться им приходится куда как дольше, дел-то невпроворот. Последние годы активного развития потребительских кредитов добавил приставам головной боли, как минимум, на 30 процентов.

Сразу скажем — работа судебных приставов сложная, кропотливая и неприятная. Сколько нелестных слов приходится услышать за смену — и не подсчитаешь. Но, как говорит Светлана Лакиенко, для юриста лучшей практики придумать сложно.

— Здесь применяется весь спектр законодательных документов, который сейчас регламентирует нашу жизнь, — констатирует начальник отдела судебных приставов по Октябрьскому району. — Да и навыки общения приобретаешь. В последнее время мы все больше с компьютером разговариваем, а здесь — живые люди.