Шоппинг
  • Как два мужика шоппингом занимались

  • Зашли тут с приятелем в магазин. Вечер уже такой, магазин громадный, со всякими придумками и развлечениями. А покупателей почти нет. Они такие несколько испуганные ходят, и корзины стараются быстрее чем нибудь заполнить. Страшно же.
  • Главная » Общество
  • 3 октября 2020 г. 23:00
  • Короткая ссылка: eHYzb

“От каждого – по способности, каждому – по труду”

Нет, тут все верно говорят ответственные господа – сильно мы от цивилизованного человечества отстаем. В плане всяких там гражданских обществ, правовых государств, общественных институтов и дальнейшейдемократизации. Зараза, трудное слово какое. Есть у меня подозрение, что именно в нем мы отстаем пуще всего. Как-то, думаю, это отставание нужно ликвидировать. С себя, понимаешь, начать

Зашли тут с приятелем в магазин. Вечер уже такой, магазин громадный, со всякими придумками и развлечениями. А покупателей почти нет. Они такие несколько испуганные ходят, и корзины стараются быстрее чем нибудь заполнить. Страшно же.

Мы-то зашли по делу. Купить несколько основных продуктов питания и к ним еще что-нибудь. А тут такое дело – я же до этого в таких громадных магазинах не был. Как-то случай не подворачивался. То денег нет в кармане, то магазин под руку не попадется. И главное дело, про шоппинг ничего не знаю. Ну, получилось так, случайно. Мне уже не раз про это указывали, что надо же к культуре как-то приобщаться, над собой работать, как все цивилизованные люди. А я все в магазин да в магазин, если есть на что. И никакого понятия про шоппинг.

Оно, конечно, если перевести на русский язык с американского, получится “магазинчество”, или там “магазинство”. Как явление какое, или занятие. Философией тоже сильно отдает. В общем, пришли мы в этот громадный магазин. Их теперь у нас множество понастроили. Взяли тележку. В нее, понимаешь, три мешка картошки входит и еще полутуша поросенка. Спокойно. А ничего похожего в магазине не наблюдается, то есть все очень мелко расфасовано. Разве что одеяла из искусственной ваты. Я почему так обеспокоился – корзина большая, мы туда положили, чего хотели – почти не видно. Стыдно к кассе подходить. Другие покупатели, ну, такие, знаете, шопперы со стажем, они лихорадочно бросают в корзины все подряд, и у них быстро наполняется. А у нас еще и денег ровно на два продукта и к ним еще чего-нибудь.

“Слушай, говорю, а чего это мы как в сельпо каком ходим тут? Люди же в такие заведения приходят шоппингом заниматься, им наверное, неприятно таких вот субъектов видеть, как мы. Это все равно как приходишь ты в пивной бар, а там сидит какой-нибудь хмырь, пьет кофе и газету читает. Не понимает то есть человек, что культурным людям его эти выходки крайне неприятны. Всему свое место. Есть у тебя книжка – заперся где-нибудь и читай. Если, конечно, не Донцовой книжка. Ее и на людях не стыдно почитать”.

“Насчет шоппинга – это ты, наверное, правильно сказал. Магазин-то для настоящих потребителей – это же святое место. Как храм, понимаешь. У них, у потребителей, общества есть, которые за них заступаются, и вообще их хвалят”.

“Общества такие мне хорошо известны. Только мне они не нравятся. Я пришел, запишите говорю, меня. Они: какая у вас проблема. Как это говорю, какая? Просто желаю вступить в ряды потребителей, дам обязательство никогда интересы не предавать, ненавидеть, если нужно, производителей и все такое. Они мне: вы не по адресу пришли. Вот если вас производители на самом деле обидят -- можем меры принять. А вот так просто, за здорово живешь, пока не можем с ними разобраться.

Вот, говорю, здорово. Допустим, зверей каких хотят сохранить и расплодить. Их просто записывают в Красную книгу и всяко их поощряют. Или что, ждут, когда они заявление на браконьеров напишут. Нет уж, если вы взялись разводить потребителей, так будьте добры заботиться все время. Я со своей стороны обязуюсь никогда ничего полезного не делать, а потреблять с образцовым аппетитом и даже жадностью”.

В общем, не поняли друг друга. Ошибся я в них. Вот и с шоппингом поэтому так неловко получилось. То-то я смотрю, последние пару лет как-то на меня брезгливо косятся все, скажешь – в магазин пошел, они и морщатся. Они-то ведь давно уж на шоппинг перешли. Да чего там, если уж совсем откровенно – я его с шейпингом путал. И думал, что там жир надо сгонять под музыку. Вот так.

Приятель-то, он тоже не очень чтобы продвинутый человек, плане культуры. У него совести больше, наверняка. И этой, гражданской ответственности.

“Что это мы делаем, говорит? Ведем себя, как дикари какие. “Магазин”. Давай как будто мы нечаянно так себя вели. Сейчас все выложим на место, и станем шоппингом заниматься, как полагается”.

“Слушай, говорю, а ничего, что мы вроде как два мужика и занимаемся этим самым шоппингом? Ничего такого не подумают?”

“А ты что, так и собираешься в прошлом жить? Может, у тебя еще талоны на колбасу есть? Иди вон, подойди к тому вот солидному шоппперу, спроси, кто крайний за морковью”. Шутит он так. Я-то не совсем дурак, понимаю, что почем. Просто слово какое-то непривычное. Тут, спасибо, специально обученная девушка подошла. Видит – стоят двое сомнительных людей, продукты туда-сюда перекладывают.

Ну, думаю, попрут сейчас из заведения, как это всегда водится. Руки ей показываю на всякий случай:

--Убедитесь, дорогая служительница прилавка, я вам ни какой-нибудь там производитель. Ни разу в жизни этими руками ничего полезного не произвел. Весь я ваш, потребитель. Так что лучше вы нас научите, как заниматься шоппингом, пробел у нас в этом образовании. Много наслышаны о пользе и всяческой приятности этого занятия, но надо, чтобы практически почувствовать.

Она, ни говоря худого слова, подводит нас к какому-то стеллажу. На нем сверху такие странные фрукты лежат, или не фрукты, по 200 рублей за килограмм. А ниже другие лежат не пойми чего. По 450 рублей.

--Какие предпочитаете не пойми чего? – спрашивает.

--Как это, какие? Я вообще-то лучше бы редиски взял, или репу, на крайний случай. А вот те, которые там лежат, я их и есть-то опасаюсь. Страшные больно. Вкус-то у них какой – сладкий или наоборот?

Девушка терпеливая попалась, огорчилась только, но не стала кричать. Простым человеческим языком она объяснила, что мы должны были купить вон то, которое по 450 рублей, потому что оно в два раза плюс 50 рублей лучше, чем которое по 200.

--Оно пуще сладкое или наоборот сильнее горькое?

--Вам это зачем? Вы потребители или кто? Сказано – в два раза и пятьдесят рублей лучше. Потом приходите домой и сами решаете – сладкое, горькое. Я, кстати, совсем не уверена, что это едят. Оно к нам сегодня только поступило.

--А как-то попроще нельзя? Ну, что там еще при шоппинге должно происходить? Мне вот говорили, что этим можно заниматься по много часов, и еще что вещи на тебя сами бросаются. Они на всех бросаются, или они только на деньги бросаются? У нас вот, сами видите, денег практически нет.

--Вы откуда приехали, можно полюбопытствовать? Из Туруханского района, должно быть? Ссылку отбывали? Шоппинг – это не для того, чтобы есть. И даже не для того, чтобы покупать. Шоппинг – это культура, состояние души. “Потребителем может стать только тот, кто обогатит свои умения шоппингом” – вот как учение гласит.

--Как это понимать? К примеру, вот этот наборчик, который мы в корзину положили, он нас как характеризует? Только правду скажите, не нужно нас щадить.

--Что же, правду говорить легко и приятно. С такими умениями, как у вас, можно только в сельпо отовариваться, а не шоппингом заниматься. Вы для чего это все взяли, и почему?

--Для того, чтобы внутрь употребить. Потому что есть хочется и пить тоже. Оно, вот это, вкусное и, вероятно, съедобное. Вот.

Она и разговаривать больше не стала. Ушла вся в слезах. Мы тоже, знаешь, от радости не скакали. Черт его знает, хочется быть современным же человеком. Они, понимаешь, партия и правительство стараются, делают для нас гражданское общество потребителей, а мы самые простые вещи не можем запомнить. Шоппинг этот, будь он неладен.

А вот что в общество защиты потребителей не записывают, это плохо. Население надо учить, оно же безграмотное у нас, как выяснилось. Оно только и знало, что какие-то там заводы строить, плотины, дома, города и прочую ненужность плодить. Чуть было эти производители нас не победили. Сейчас, конечно, не то. Прочно, понимаешь, лежим на своем. Но как-то все равно нецивилизованно. Вроде телевизор учит круглые сутки по всем каналам, радио учит, газеты все учат – и не доходит. Между прочим, один мужчина в Америке скушал 50 булочек с сосиской за пять минут. Вот. Культура же, цивилизация. Женщина еще есть, два килограмма грязи съела. Потребитель, знаете, это звучит гордо. Это гордое звание надо доказывать каждодневно. А то вдруг вернуться, которые то-то делают? Или интервенцию учинят.

Кстати, никто не знает, откуда оно берется, ну, вон то, которое надо потреблять? Оно же иногда российским бывает. Куда только начальство смотрит…

Михаил Рощенко